«Викинг»: крещение случайно
«Викинг»: крещение случайно

Режиссер: Андрей Кравчук
В ролях: Данила Козловский, Светлана Ходченкова, Александра Бортич, Максим Суханов, Игорь Петренко. Владимир Епифанцев и др.

«Викинг» – очередной «фильм-событие» от продюсеров Первого канала. Огромный бюджет, усиленная раскрутка в СМИ, обещания изобразить масштабное историческое полотно о переломном моменте нашей истории с реальными человеческими судьбами... В интервью на телевидении члены творческой группы называли свое детище не иначе как экранизацией «Повести временных лет». По уверению режиссера, со съемочной группой постоянно работали два доктора исторических наук плюс множество консультантов. В общем, под Новый год нам пообещали её величество Правду.

И вот картина на экранах. Каким вы представляете героя, князя Владимира Святославовича, о котором и семиклассник знает, что он крестил Русь? Сильный, волевой и мудрый воитель, закаленный в боях междоусобной войны, методично, шаг за шагом карабкающийся на вершину политического Олимпа? Ничего подобного. В картине все ровно наоборот. Великий князь в подаче режиссера – безвольный нытик. Большую часть времени герой тихо грустит. Войска справляются без своего командира, политические процессы и принятие веры происходят сами по себе. У князя нет ни лидерских качеств, ни харизмы, ни умения навязать свою волю силой. Как следствие – нет авторитета ни в армии, ни у подданых. В ответ на оскорбление рядового Владимир лишь хмурится, а главный шаман ведет себя с князем так уверенно хамски, словно перед ним деревенский нищий.

Перепутать и в самом деле легко. Все вокруг ходят в грязном тряпье, немытые и нечесаные. На воинах – еще и зачуханные доспехи. После битвы кровь с них смывают, но грязь почему-то остается. Великий князь преспокойно разгуливает среди подданных в одной засаленной нательной рубахе, не брезгует поваляться под дождем в слякоти без сапог. Города грязны и убоги. Киев похож на большую яму, обнесенную частоколом. Это, надо понимать, тонкий психологический прием, этакая метафора язычества с его мрачностью и жестокостью. Образы жрецов подобраны соответствующе. Тут вам и лысые женщины, и страшные закатывания глаз, и истошные завывания, и, наконец, настоящие пляски с бубном. Натуральная сходка городских сумасшедших.

Разгром язычества сценарист совершает при помощи мощнейшего сюжетного поворота. Внезапно(!) Владимир объявляет старых богов бесполезным барахлом, мотивируя это тем, что они не уберегли его старшего брата от смерти. Дальше князь приказывает откопать статую бога, которому поклонялся убитый печенегами отец. Откуда взялся этот бог, зачем менять одних невезучих истуканов на других, и зачем новому божеству понадобилось приносить в жертву мальчика, никак не объясняется. Главное, что жалостливый зритель сразу же записывает проклятых язычников в негодяи.

Впрочем, те же проблемы с мотивацией касаются всего фильма. Взятие Киева и осада древнего Херсонеса случились будто бы просто по стечению обстоятельств. Не ясным осталось, чем же Владимира привлекло православие. Зачем было свататься к Анне Византийской? В реальности все эти события были связаны в единую логическую цепочку могучим характером и политической волей Великого князя. В фильме же – просто набор бессвязных сюжетов.

Окончательный «блеск» на продукт наводит монтаж. Вот предатель убегает к печенегам, вот они осаждают крепость Владимира. Бой, победа наших. Следующая сцена – и предатель уже висит на столбе. Как он там оказался, как его поймали и судили – просто вырезано за ненадобностью. Ближе к концу сюжетная нить ускользает окончательно.

Батальные сцены в картине – столкновения стенка на стенку, где с двух сторон сходится по 20-30 человек. Города, за исключением, пожалуй, христианского города Корсунь, представляют собой три домика у речки. Актеры стараются, но персонажи не похожи на живых. Вместо убедительных и сильных поступков – истерика. Единственное средство раскрытия внутреннего мира – мучительные приступы самокопания.

В целом же от исторической фигуры Владимира Крестителя ничего не осталось. Вместо этого – режиссерские фантазии на тему X века. А ведь можно было снять настоящую драму о сломе старой религиозной формации и зарождении новой тысячелетней славянской культуры. Или о победе Владимира в междоусобной войне и начале грандиозных реформ. Но ни того, ни другого не получилось, и даже не задумывалось. Как признался на предпоказе продюсер Константин Эрнст, фильм «Викинг» – это кино про зрителя, ни про что другое зритель смотреть не хочет. Зачем тогда было привязывать все это к конкретному историческому персонажу? Очевидно, для заработка денег. Возможно, расчет был на то, что услышав имя Владимира Крестителя на фоне сегодняшней популяризации православия, зрители массово отправятся в кинотеатры.

                                                                                                                           Благодарим за сотрудничество КРК «Мегаполис»

Денис Панков, специально для afisha.59.ru
Просмотров: 18178